Зависимость – это болезнь мозга

До недавних пор (статья написана в 2009 году – прим. пер.) у исследователей было мало твердых научных доказательств, которые позволяли бы объяснить, почему некоторые люди теряют контроль над употреблением наркотиков или алкоголя. А без таких доказательств общественность, и даже некоторые ученые и врачи, могли спокойно спорить о том, что алкоголизм и другие виды зависимостей – это что угодно, но только не болезнь. В результате людей, страдающих зависимостью, часто обвиняют в «безответственности». Даже несмотря на то, что Американская медицинская ассоциация (ее членами являются около 20% всех практикующих в США врачей – прим. пер.) признала алкоголизм болезнью еще в 1967 году, принятие этой точки зрения нельзя назвать универсальным.

К счастью, в последнее время все больше ученых подтверждают, что зависимость – это хроническая болезнь мозга, которая поддается успешному лечению – подобно астме, артериальной гипертензии и диабету.

Для того чтобы понять, о чем идет речь, необходимо понимать разницу между зависимостью и злоупотреблением. Американская Психиатрическая Ассоциация и Всемирная Организация Здравоохранения разработали диагностические критерии, позволяющие отличать тех потребителей наркотиков, которые могут контролировать свое употребление, от людей, таким контролем не обладающих. Первым можно поставить диагноз «злоупотребление химическими веществами», вторым – «зависимость от химических веществ». Таким образом, можно говорить о том, что вызывает «зависимость» (болезнь мозга), и о том, что приводит к «злоупотреблению». Оба состояния влекут за собой серьезные последствия, однако они различаются по своим причинам и способам преодоления. Как правило, злоупотребление можно снизить благодаря образовательным программам, консультированию, заключению под стражу, принуждению или ограничению доступности наркотика. Однако для преодоления химической зависимости потребуются другие меры.

Генетики и нейробиологи изучают химическую зависимость на протяжении последних нескольких десятилетий. Общепринятая точка зрения на сегодняшний день такова: первичный очаг этой болезни находится в том участке мозга, который отвечает за систему вознаграждений (ее также называют мезолимбической дофаминовой системой), а также в тесно связанных с этой системой участках глазнично-лобной коры, отвечающих за контроль над импульсами, выработку суждений и эмоции.

По данным эпидемиологов, вероятность развития химической зависимости имеет прямое отношение к тем веществам, которые употребляет человек. Так, среди людей, употребляющих никотин, зависимость развивается в 32% случаев, героин – в 23%, кокаин – в 17%, алкоголь – в 15%, каннабис – в 9%, амфетамины – в 11%, седативные препараты – в 9%, психоделики – в 5% случаев. Следовательно, регулярное употребление еще не означает, что у человека разовьется зависимость. Разные виды наркотиков обладают разным потенциалом для развития зависимости. Одно из вероятных объяснений этого заключается в том, что различные наркотики ассоциируются с «неисправностью» (дисрегуляцией) в различных нейромедиаторных системах мезолимбического пути.

Если, к примеру, употребление наркотика происходит в течение продолжительного периода времени, нейромедиаторная система, на которую воздействует этот наркотик, постепенно меняется («нейроадаптируется»), пока не наступает тот момент, когда потребитель наркотика сталкивается с трудностями с контролем над употреблением. Темпы нейроадаптации бывают разными – она может случиться быстро, а может длиться годами. Это зависит от генетической предрасположенности, употребления и влияния среды. Определенные наркотики соответствуют определенным нейромедиаторным системам, что позволяет объяснить, почему зависимые предпочитают тот или иной наркотик больше, чем другие.

Понимание того, что химическая зависимость – это болезнь, а не «слабоволие», помогает снизить социальную стигму, что произошло в случае с другими болезнями, такими как рак, шизофрения и диабет. Понимание того, что болезнь можно приостановить с помощью лечения, снижает эту стигму еще больше.

Что общего между профессиональным консультированием, приемом специальных препаратов и группами самопомощи (например, «Анонимные Алкоголики»)? Вероятно, у выздоравливающих зависимых функционирование мозговой системы вознаграждений меняется в направлении «нормальности», происходит улучшение функционирования глазнично-лобной коры и мезолимбического пути, появляется способность противостоять позывам к употреблению и давлению факторов среды, которые провоцируют человека на повторное употребление.

Прогноз по долгосрочному стабильному выздоровлению варьируется от человека к человеку и зависит от тяжести болезни, психологической устойчивости человека, качества и непрерывности лечения. Однако приостановить и преодолеть эту болезнь мозга можно. Свидетельством тому – миллионы выздоравливающих людей во всем мире.

Автор: Карлтон Т. Эриксон, почетный профессор фармакологии, директор Центра образования и научных исследований в области зависимости (Addiction Science Research and Education Center) при Техасском университете, США.

Перевод: Алексей Лахов.

Источник: Recovery Today Online.

Оставить комментарий